Пионером среди операторов информационных систем, управляющих цифровыми финансовыми активами (ЦФА), в России стала компания «Атомайз». О включении ее в особый реестр ЦБ объявил 3 февраля. Этот шаг регулятора, особенно на фоне консервативной риторики по отношению к криптовалютам, участники рынка называют революционным. Фактически через год после вступления в силу закона о ЦФА в стране открывается инновационный сектор финансового рынка с новыми продуктами и игроками.

Реальная польза финтеха

Первой компанией, которую ЦБ включил в реестр операторов информационной системы по управлению ЦФА, стала «Атомайз». Решение ЦБ сделало ее первым в России оператором по цифровым финансовым активам (ЦФА). Блокчейн-платформа, одним из инвесторов которой выступает «Интеррос», предназначена для токенизации физических активов. То есть на платформе можно выпускать токены с обменом на российские рубли, а также осуществлять их хранение, сообщает ko.ru

Решение ЦБ стало возможным после принятия закона о ЦФА: он вступил в силу 1 января 2021 года, а в его разработке принимал активное участие «Интеррос» и лично глава компании Владимир Потанин. Лицензирование Atomize — еще один важный шаг по появлению регулирования в отношении цифровых финансовых активов, уверены опрошенные «Компанией» эксперты.

«Это прецедент, который приближает то время, когда бизнес сможет наконец работать с цифровыми финансовыми активами в рамках закона, — прокомментировал “Компании” экс-гендиректор QBT, эксперт по ЦФА Алексей Архипов. — Для компаний это будет означать появление более простого способа привлечения инвестиций. Причем этот инструмент может быть доступен для небольших предприятий более ранних стадий развития. У инвесторов расширяется спектр объектов для вложения средств».

«В условиях мировых санкций доступ компаний, в частности стартапов и предприятий малого и среднего бизнеса, к дешевому долгосрочному финансированию крайне ограничен. Существует объективная потребность в разработке и реализации новых механизмов привлечения денег на рынке за счет выпуска новых видов активов», — замечает основательница Telegram-канала «Все о блокчейн, мозге и цифровой экономике в России и мире» Ани Асланян.

«Кроме того, токенизация позволяет инвестору посредством покупки токена приобрести часть актива, что увеличивает ликвидность последнего», — говорит Асланян.

По мнению экспертов, опрошенных «Компанией», платформа Atomize примечательна тем, что представляет собой не просто финтехпроект, а имеет отношение к реальному сектору.Она была создана для токенизации физических товаров и дает возможность физлицам инвестировать в металлы, а бизнесу — оптимизировать дистрибуцию больших партий промышленных продуктов и сырья в соответствии с рыночной динамикой.

Не случайно в числе эмитентов платформы Global Palladium Fund — «Норникель», который запустил торговлю токенами (exchange traded commodities, ETC), подкрепленными продукцией металлургической компании на европейских биржах.

«Это тот самый интересный случай, когда происходит взаимопроникновение финтех-решений и промышленного применения», — отметил в разговоре с «Компанией» основатель «Финтех Лаб» Антон Арнаутов.

По его словам, то, что Atomize работает на блокчейне и использует токены, которые пока в массовом сознании имеют тесную связь с криптовалютами, создает временные риски. Но по мере реализации проекта, уверен эксперт, они будут нивелированы.

«Я подчеркиваю, что Atomize — не спекулятивный сервис, а финансовый инструмент, привязанный к вполне понятным физическим активам», — рассказал Арнаутов. Кроме того, это признание экономической состоятельности самой технологии.

Как напоминает Антон Арнаутов, бизнес много лет искал те сферы, где блокчейн может быть успешно применен. «На Западе довольно далеко продвинулись в сфере корпоративного применения блокчейна в логистике, металлургии и в других сложных отраслях, где много участников, нет безусловного доверия, есть сложные активы, которые сложно перемещаются. Там самое место такого рода платформам», — подчеркивает Арнаутов.

Фактически платформа функционирует как маркетплейс, на котором есть возможность совершать покупку-продажу металлов, а также создавать новые финансовые продукты. 

Базовым активом для продуктов Atomyze, которые задуманы для российского рынка, могут стать договоры поставок по металлам, а также денежные требования и права по ценным бумагам. В части металлов возможен выпуск инструментов на те из них, которые не так широко представлены на рынке, но интересны с точки зрения инвестиций. В том числе целые корзины цветных и драгметаллов, которые особенно востребованы в период энергоперехода.

Реализация этих проектов будет осуществляться с помощью инфраструктуры Росбанка (группа Societe Generale), ставшего первым банком — партнером Atomyze. В частности, Росбанк выступит провайдером двух важных сервисов: делегированной идентификации клиента и обслуживания расчетов по банковским счетам при проведении сделок с ЦФА. 

Ипотека в токенах

СМИ сообщили о том, что кроме «Атомайз» на включение в реестр ЦБ претендует компания «Лайтхаус», у которой тоже сильный промышленный партнер — «Трансмашхолдинг». По словам гендиректора «Лайтхауса» Дениса Иорданиди, потенциальные участники рынка могли потерять заинтересованность в реализации проектов по токенизации из-за слишком большой задержки в разработке регуляторных правил. После принятия закона о ЦФА пошло более года, прежде чем ЦБ приступил к созданию реестра.

Однако сейчас немногочисленные первые игроки объявляют новые инициативы. Что касается эволюции платформы Atomize, то известно, что ее планируют использовать для выпуска ипотечных токенов, которые позволят реализовывать жилищную программу в регионах, чтобы, переезжая в отдаленные районы страны, в частности в Норильск, люди могли легко продать или обменять жилье. Еще одна инвестидея с социальным импактом — выпуск NFT на произведения из коллекции Эрмитажа, что позволит собрать средства для реставрации артефактов.

«Возможно, головная компания планирует выпускать токены — идентификаторы ценных бумаг, где инвесторы проходят верификацию на площадке и имеют возможность купить токен или вступить в акционерный капитал компании, созданной для целей токенизации», — предполагает Ани Асланян.

Глава «Интерроса» Владимир Потанин ранее говорил, что платформы подобные Atomize, а также внедрение цифрового рубля Центробанком — путь вытеснения с рынка ненадежных финансовых игроков и рискованных инструментов.

При этом, в отличие от стейбкоинов или криптовалют, которые представляют собой неконтролируемую эмиссию валюты, токены — подобие контракта, который дает клиентам возможность получить продукт или услугу в цифровом формате. Это позволяет избежать противодействия со стороны регулятора, который подобно центробанкам других стран не спешит разрешать криптовалюты. 

Дифференциация проектов важна для блокчейн-будущего, уверены эксперты. «Чтобы сфера ЦФА получила дальнейшее развитие, нужно очень четко отделять мух от котлет: спекулятивные проекты, скам, в которых первично желание обогатиться, от проектов, которые выполняют вполне понятные и легко описываемые функции — как, например, Atomize», — говорит Арнаутов.

Ани Асланян добавляет, что многое зависит от проактивного регулирования цифровых активов и создания привлекательных для инвестора условий налогообложения. Это в будущем позволит операторам ЦФА отказаться от использования токена как стороннего электронного идентификатора права владения базисным активом.

«Сегодня это приводит к тому, что система учета базисных активов не меняется и не автоматизируется, а площадки не могут реально выпустить акцию или облигацию на блокчейне», — отмечает Асланян.

Урегулирование этих тонкостей лежит не столько в юридической, сколько в психологической плоскости: к инновациям надо привыкнуть. Главное, что для совершения блокчейн-революции есть бизнес-класс, способный довести ее до конца.